Жанна Бичевская: Каждый православный хочет стать святым, и я тоже

Удивительные истории из жизни знаменитой певицы

Пронзительный её голос страна услышала в 1970-х. Тогда оказалось, что казачью песню «Ой, да не вечер…» можно петь под гитару. С её, Жанны, лёгкой руки «Сон Степана Разина» стал застольным. Она перепела весь русский фольклор — от «Виновата ли я» до «Чёрного ворона». Потом стала своей среди любителей авторской песни. В начале 1990-х она исчезла с экрана телевизора, а потом и с радио. Сегодня в её гастрольных концертах и на дисках есть и барды, и фолк, и белогвардейские песни, и духовные песнопения иеромонаха Романа. И обязательно «Боже, царя храни».

Путь снаряда

— Жанна Владимировна, этот ваш путь — от русского фолка до духовных песнопений и «Боже, царя храни» — насколько он логичный?

— Я всю жизнь знала, что Бог есть, искала Его. И когда была маленькой, тоже всегда чувствовала, что меня какая?то сила хранит. Хотя в молодости были и светская жизнь, и дружба с кришнаитами, и увлечение йогой. Но после всего этого как-то Господь меня направил. Я познакомилась с Геной, моим супругом, в 1988-м, он до этого пел в храме 10 лет. И он меня спросил: «Ты крещёная?» Я говорю: «Нет». В Туле, в соборе недалеко от дома мужа, меня окрестил очень хороший батюшка, иеромонах.

— Это событие сильно повлияло на творчество?

— После этого мы с мужем как-то естественно пришли к почитанию царя и царской семьи. Прочитали три книги «Чудеса царских мучеников». Геннадий написал «Песню о святых царских мучениках». И пошло-поехало. Весной 1994 года записали диск «Любо, братцы, любо», в который включили и гимн «Боже, царя храни». А осенью того же года к нам в квартиру влетел кумулятивный противотанковый снаряд. Это было время, если вы помните, когда клыковские памятники Николаю взрывали. Я думаю, что именно за гимн «Боже, царя храни» мы получили послание от дьявола и его слуг.

— Вы-то сами были дома?

— Мы в этот момент дома сидели с двумя казачьими атаманами — тюменским и из Терского войска.

— И никто не пострадал?

— Снаряд прошил балконную стену, прошёл через мешок сухого молока (мне мой духовник его подарил) и на 30 сантиметров вошёл в стену между лоджией и кухней. Баллистик, который расследовал дело, изумился: снаряд выпустили со двора, но он изменил траекторию, чего в принципе не может быть. Я рассказала ему, что дело было 21 сентября, в Рождество Пресвятой Богородицы, и что мы накануне исповедались, а утром причастились. Он заплакал: завтра же, говорит, окрещусь.

Любимый храм

— С тех пор мы с мужем стали убеждёнными монархистами. И храм Вознесения на Гороховом поле стал нашим любимым храмом.

— А какая здесь связь?

— В этом храме впервые, ещё до официальной канонизации царской семьи в 2000 году, появилась мироточивая икона царя Николая. Она лежала на аналое, и много народу приходило к ней приложиться. Потом её передали на Ордынку, в храм Николая в Пыжах, священнику Александру Шаргунову. А настоятель Вознесенского храма батюшка Василий в день памяти царской семьи, 16 июля, каждый год служит всенощную. И мы сюда каждый год с мужем ходим, накануне постимся строго, стоим службу, а наутро причащаемся. А ещё храм этот в народе называют царским. Потому что тут молилась вся семья Николая Второго.

Булат называл меня мастером

— Окуджаву вы по-прежнему поёте?

— Скоро выйдет диск, в котором будет исключительно авторская песня. Разные авторы, и Окуджава тоже будет. Он меня называл мастером. Это была не похвала, а просто констатация факта, потому что я и сама знаю, что я мастер.

— И как с этим осознанием живётся?

— Я себя не возвышаю ни перед кем. Просто знаю себе цену. Не лезу на эстрадные подиумы, я далека от этого. Однажды мне Пугачёва позвонила и сказала: «Жанна, ты что же в наших тусовках не участвуешь?» А я ей прямым текстом ответила: «Алла, мы с тобой из разных профсоюзов». Я делаю то, что вложил в мои руки, в мои уста, в душу мою Господь. И я за это тоже отчитаюсь перед Господом. Во всяком случае, песни, которые я пою, приводят людей к Богу, в церковь. Главный врач онкологического центра в Москве однажды мне сказала: «Жанна, я должна сообщить вам очень важную вещь: некоторые больные, слушая вашу пластинку с песнями иеромонаха Романа, исцеляются от последней, четвёртой, стадии рака». Не все, а некоторые. Злобным очень тяжело исцелиться. От злобы надо избавляться, всем всё прощать.

Поцелуй после концерта

— У вас есть диск, который называется «Имени Твоему, Господи». Каково это — петь духовные песни?

— Этот диск благословил ещё Патриарх Алексий. Дело было в Свято-Даниловом монастыре. После концерта он поцеловал меня в голову, благословил. А потом я получила из Патриархии письменное благословение на выпуск пластинок духовного содержания. Такие песни тяжело без благословения петь: бесы начинают мстить человеку. И он становится открытым для врагов. Получи я благословение на запись «Боже, царя храни», может, не было бы того снаряда в мою квартиру…

— Вы сейчас эту защиту чувствуете?

— Да. Самое трудное было — не возгордиться. Я принимаю это как данность. Хвалиться здесь нечем, это крест.

Однажды я подошла на исповеди к батюшке и говорю: «Батюшка, я хочу стать святой». Он говорит: «Правильно». Наша задача — стать святыми. А задача церкви — помочь нам в этом.

Copyright © 2012 Жанна Бичевская
Жанна Бичевская